Антикорупційний ресурсний центр
English На головну ВХІД
Спонсори:
USAID
Rule of Law Initiative
Статті

Антикоррупционные успехи Грузии воспринимают слишком однозначно

ЛИГА БИЗНЕС ИНФОРМ

http://news.liga.net/interview/NI100091.html

 
10.12.2010 12:08

Замминистра Богдан: Антикоррупционные успехи Грузии воспринимают слишком однозначно

 
 

Вчера мир отмечал учрежденный ООН День борьбы против коррупции. Проблема для Украины - более чем серьезная. По мнению многих - самая главная, именно она мешает стать Украине успешным демократическим и экономически сильным государством.

Чем власть может утешить разъеденное коррупцией общество, что готова ей противопоставить? Почему она недолюбливает рейтинги авторитетной международной организации "Transparency International" и как оценивает антикоррупционный опыт Грузии? Фиксируется ли ущерб, наносимый стране коррупционерами и как воспринимать подарки милиции в виде автомобилей? Об этом в интервью ЛІГАБізнесІнформ рассказал замминистра Кабинета Министров - правительственный уполномоченный по вопросам антикоррупционной политики Андрей Богдан, курирующий работу Бюро по вопросам антикоррупционной политики Секретариата Кабмина.

- Андрей Иосифович, какие на сегодня самые коррумпированные сферы в государственной машине Украины?

- Все в той или иной степени коррумпированы, только где-то больше рисков, где-то меньше. Согласно последним исследованиям, в лидерах - правоохранительные органы (ГАИ, суды, гостаможслужба), разрешительная система в вопросах операций с землей, образование, регулирование предпринимательской деятельности, налоговая система.

Если смотреть лишь на социологические данные, то они говорят только о том, что коррупции больше там, где с ней чаще сталкиваются люди. Вот в ГАИ - страшная коррупция. Почему? Потому что о ней знают все, все привыкли давать взятки инспекторам. Однако разворовывание государственных средств через связи в каком-то министерстве может достигать миллиардов гривен, но об этой схеме знают всего 10 человек. И какой из этих видов коррупции хуже?

- Сфера госзакупок по-прежнему в числе сфер с наибольшими рисками, несмотря на принятый минувшим летом новый закон?

- Конечно.

- Тогда прокомментируйте ситуацию с подготовкой к Евро-2012, которую вывели из-под действия закона о госзакупках: разрешено приобретение товаров и услуг без конкурсов, по процедуре закупки у одного участника.

- Закон предполагает для проведения тендеров довольно продолжительные сроки. Видимо, при принятии решения учли риск срыва подготовки к чемпионату, что было бы чревато международным скандалом.

- Каким образом минимизировать риски коррупционных сделок в рамках подготовки к Евро, как сделать процесс максимально прозрачным?

- Государство следит, правоохранительные органы. Вы, журналисты, со своей стороны отслеживайте информацию на портале госзакупок.

- Ведется ли учет ущерба, наносимого Украине коррупцией? Сколько и чего страна теряет в год - в материальном и моральном измерении?

- Точных цифр по размерам убытков от коррупционных действий, которые комплексно отображали бы картину, нет, поскольку на данный момент у нас нет методологии их подсчета. И надо учитывать, что коррупционная деятельность обычно имеет теневой характер, что автоматически усложняет подсчеты.

Но мы можем обратиться к международному опыту, в частности, к показателям инвестиционной привлекательности, которые определяет, например, Всемирный банк. Вследствие бюрократизации и коррумпированности государственного аппарата Украины такие показатели оказываются низкими (в 2010 году - 145-е место из 183-х возможных, - ред.), что снижает поток инвестиций. Это также может считаться ущербом от коррупции, который выражается суммой недополученных инвестиций.

- Так у нас повелось, что милиции дарят автомобили (по словам главы МВД Анатолия Могилева - по 500-600 в год), пожарным - бензин и дизтопливо… Насколько приемлема такая практика?

- Неприемлема в любом виде. В новом антикоррупционном законе сказано: никаких подарков и помощи - ни должностным лицам, ни ведомствам - это прямое коррупционное деяние. Более того, МВД, другие министерства зарабатывают миллионы на автомобильных номерах, паспортах, словом, на административных услугах, оказываемых населению и юрлицам. Это не менее коррупционная тема, и большой пласт работы для нас в текущем и будущем периодах.

Надо отметить, что в Украине дача взятки - не самое страшное. Большинство коррупционных действий совершаются не в обмен на конверт с деньгами. Происходит обмен одного интереса на другой. Поэтому и уровень раскрываемости преступных фактов коррупции небольшой.

- В 2010-м в рейтинге организации "Transparency International" Украина заняла 134-е место из 178 стран, годом ранее - 146-е из 180. С одной стороны, позиция улучшилась. С другой - украинские чиновники почему-то критически относятся к оценкам этой международной неправительственной организации, хотя им доверяет весь мир и эксперты. Почему?

 
 

- Правительство Украины уважает и учитывает ежегодные Индексы восприятия коррупции "Transparency International" при формировании мероприятий государственной антикоррупционной политики. Но хочу отметить, что все чаще этот рейтинг используется в политических баталиях и манипуляциях статистикой.

Скажем так: индекс "Transparency International" может использоваться как дополнительный источник информации, но не как показатель реального состояния дел с коррупцией в той или иной стране. Методология этого исследования имеет определенные недостатки. Уже хотя бы потому, что формирование индекса восприятия осуществляется на основе данных 13 отдельных исследований, которые отличаются по методологии, трактовкой коррупции, формами ее проявления. Рейтинг страны может измениться даже из-за увеличения или уменьшения числа охваченных исследованием стран.

Опять же: оценку они ставят, а на вопрос "что делать?" ответа не дают. "Transparency International" не предоставляет дополнительной информации относительно каждой страны, конкретных рекомендаций и данных об их выполнении, как, например, GRECO или OECD.

Сейчас в Украине готовится собственная методология оценки состояния коррупции, которая учтет всевозможные недостатки международных исследований и позволит осуществлять соответствующий мониторинг не только власти, но и общественности.

- И все же, как бы ни относилась украинская власть к международным оценкам, насколько они ее мотивируют что-то реально менять?

- Мотивируют. Именно благодаря этой мотивации в июне 2009-го Верховная Рада приняла в первом чтении законы "Об основах предотвращения и противодействия коррупции", "Об ответственности юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений", "О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно ответственности за коррупционные правонарушения". Именно поэтому был создан институт правительственного уполномоченного по вопросам антикоррупционной политики.

И сейчас мотивация остается. Например, среди условий внедрения безвизового режима между Украиной и странами Евросоюза - создание единого и независимого антикоррупционного органа. То есть с одной стороны есть желания Украины, а с другой - конкретное требование ЕС, о выполнении которого мы должны отчитаться в середине 2011 года.

- Наверняка, большинство украинцев считают, что за последние годы ситуация мало изменилась. Можно ли все-таки ожидать качественного прорыва в сфере борьбы с коррупцией?

- Одна из главных проблем - устаревшее законодательство. Его надо привести в соответствие с международными нормами. Как я уже говорил, в 2009 году парламент принял антикоррупционный пакет законов, который уже дважды откладывался, но скоро таки должен вступить в действие - с 1 января 2011-го. Эти законы приведут украинское законодательство к международным стандартам в разрезе методологии определения коррупционных действий, определения мероприятий по предотвращению коррупции. В них предусмотрены нормы, пресекающие конфликт интересов, нормы, регламентирующие принятие чиновниками подарков, нормы о декларировании не только доходов, но и расходов чиновников. Это первый пакет, дальше будет еще несколько.

- Но теперь говорят о задержке экспертизы новых законов со стороны Минюста, готовятся правки, законы снова вернутся на рассмотрение в парламент. По одной из версий, причина - именно в нежелании чиновников и политиков декларировать расходы, что предусмотрено новшествами…

- Содержание пакета будет несколько подкорректировано. Но изменения его не выхолостят. Просто будут убраны спорные моменты. Над поправками сейчас идет работа, в том числе в Минюсте. Серьезная трудность - вписать ту или иную норму международной конвенции в национальное законодательство. У нас остается со времен СССР законодательный багаж, который не воспринимает имплементирования международных норм.

- Как-то у Украины неспешно получается. А как Вам антикоррупционный опыт Грузии, может, не стоит изобретать велосипед?

- Бесспорно, Грузия достигла определенных положительных результатов. О них много говорят и пишут, но они воспринимаются представителями СМИ слишком однозначно. Не следует рассматривать эти достижения как отдельный феномен. Грузия, равно как и Украина, является пользователем всех наиболее значимых международно-правовых инструментов в сфере противодействия коррупции и участницей наиболее влиятельных международных организаций в этой сфере (в частности, GRECO и OECD). В Грузии применяют определенные этими документами и организациями антикоррупционные стандарты, и они одинаковы для всех. Успех реализации антикоррупционных реформ зависит от качества имплементации этих стандартов и политической воли руководства страны. Еще один нюанс: там малочисленное население, сопоставимое с Киевом. Одно дело провести реформу в столичном муниципалитете, другое - в одной из крупнейших стран Европы.

- В Украине проводится судебная реформа. При этом недавно нардеп-регионал Игорь Плохой обвинил своего коллегу Сергея Кивалова в построении коррупционных схем в судебной системе. До сих пор суд не вынес вердикта по делу судьи Игоря Зварича. Эксперты отмечают, что судебная власть становиться все более зависимой от Президента, а Высший совет юстиции превратился во внутриведомственный карательный орган. Как Вы оцениваете плоды судебной реформы?

- Реформа судебной системы, которая была унаследована от Советского Союза, была долгожданной. Новый Закон "О судоустройстве и статусе судей" оценивается неоднозначно, и в целом еще рано комментировать результаты его реализации. Эксперты Венецианской комиссии по результатам анализа закона отметили определенный прогресс в реформировании нашего судебного законодательства. В то же время речь шла и о недостатках.

Сейчас готовятся поправки к закону с учетом рекомендаций Венецианской комиссии. После их принятия и внедрения можно будет оценить результаты реформы в полной мере.

- А продолжает ли Кабмин искать изъяны в работе прошлого правительства?

- Кабинет Министров на постоянный основе проводит обязательную антикоррупционную экспертизу проектов нормативно-правовых актов на наличие коррупциогенных факторов. За 11 месяцев этого года была проведена экспертиза 377 проектов, коррупциогенные факторы выявили в 90 из них. То есть речь не идет лишь о бывшем правительстве. Речь идет о законодательной базе, которую необходимо анализировать на предмет коррупциогенных факторов, благодаря которым процветает в нашей стране коррупция.

 

Оцініть цю статтю: Сподобалась Не сподобалась
 
Ім'я
Коментар